Философия Средневековья и эпохи Возрождения

1. Проблемы периодизации средневековой философии. Отличительные черты патристики и схоластики.

2. Общие черты средневековой философской мысли.

3. Проблема универсалий и способы ее решения.

4. Антропоцентризм и гносеологический оптимизм эпохи Возрождения

Аврелий Августин О свободе воли /фрагменты/

(В кн.: Антология средневековой мысли (Теология и философия европейского Средневековья): В 2 т. Т.1/ Под ред.С.С.Неретиной; сост. С.С.Неретина, Л.В.Бурлак. – СПб.: РХГИ, 2001. – 539с. С.25-29)

Глава I.

1.Эводий. Итак, разъясни мне, если это возможно почему Бог дал человеку свободу воли, ибо [человек] не получив ее, во всяком случае, не мог бы грешить.

Августин. В таком случае, наверное, тебе известно, что Бог дал человеку то, что, по-твоему, Он не должен был даровать?

Эводий. Насколько я как мне казалось, понял из предыдущей книги, мы и обладаем свободным выбором воли и грехи совершаем только благодаря ему.

Августин. Я так же напомню, что это уже стало для нас очевидным. Но теперь я спросил, знаешь ли ты, что то, чем мы, очевидно, обладаем и благодаря чему грешим, дал нам Бог.

Эводий. Я думаю никто иной Ведь сами мы – от Него и согрешая или поступая надлежащим образом, мы от Него получаем и наказание и воздаяние.

Августин. Я также хочу спросить тебя, ясно ли это осознаешь или, под влиянием авторитета, охотно веришь даже в неизвестное.

Эводий. Подтверждаю, что в этом вопросе я прежде всего доверился именно авторитету. Но что истиннее, чем то, что всякое благо – от Бога, и всякая праведность – благо, а кара для грешников и воздаяние для поступающих правильно – справедливы? Из чего следует, что и совершающие прегрешения и поступающие правильно получают от Бога несчастье или счастье.

2. Августин. Не возражаю. Но я задаю другой вопроса: откуда ты знаешь, что мы - от Бога. Ведь это ты все еще не разъяснил, но лишь то, что мы от Него получаем либо наказание, либо награду.

Эводий. Я нахожу, что это также очевидно не иначе, потому что уже установлено: Бог наказывает прегрешения, поскольку всякая справедливость – от Него, ибо как любой доброте не свойственно оказывать благодеяния чуждым ей, так и справедливости не свойственно карать тех, кто ей чужд. Отсюда очевидно, что мы касаемся Его, потому что Он не только в высшей степени милосерден к нам при оказании благодеяний, но и в высшей степени справедлив при наказании. Затем и из того, что я утверждал и с чем ты согласился, - что всякое благо происходит от Бога, - можно понять что от Бога также и человек. Ведь человек в той степени, в какой он человек, есть некое благо, так как он может жить праведно, когда захочет.



3. Августин. Если это так, ясно, что вопрос, который ты предложил, решен. Если, и в самом деле, человек есть некое благо и не может поступать правильно, если не захочет, он должен обладать свободной волей, без которой он не может поступать правильно. Но от того, что благодаря ей, также совершаются и прегрешения, конечно, не следует полагать, что Бог дал ее для этого. Следовательно, поскольку без нее человек не может жить праведно, это является достаточной причиной, почему она должна быть дарована. А что она дана для этого, можно понять также и из того, что, если кто-либо воспользовался ею для свершения прегрешений, наказываются свыше. Что было бы несправедливо, если бы свободная воля была дана не только для того, чтобы жить праведно, но и для того, чтобы грешить. Ибо каким же образом было бы справедливо наказание того, кто воспользовался волей с той целью, для какой она и была дана? Теперь же, когда Бог карает грешника что же он, по-твоему, иное Он [тем самым] говорит как не: «Почему ты не воспользовался свободной волей для той цели, для какой Я дал тебе ее, то есть для праведного поведения?» - Далее, разве было бы благом то, благодаря чему сама справедливость предназначается для осуждения прегрешений и почитания праведных поступков, если бы человек был лишен свободного решения воли? Ведь то, что не сделано на основе воли, не было бы ни грехом, ни праведным поступком. А потому и наказание, и награда были бы несправедливы, если бы человек не обладал свободной волей. Однако и в каре, и в награде должна быть справедливость, поскольку это - одно из благ, которые происходят от Бога. Таким образом, Бог должен был дать человеку свободную волю.


5292404660515191.html
5292420284658709.html
    PR.RU™